Издательский дом Редакция Подписка
Погода в Якутске: . -20 oC

13 ноября — день рождения Первого Президента Республики Саха (Якутия).

Завершены съёмки фильма о Михаиле Ефимовиче, который должен был стать подарком для него... 

13 ноября — день рождения Первого Президента Республики Саха (Якутия).

Завершены съёмки фильма о Михаиле Ефимовиче, который должен был стать подарком для него... 

О нем трудно говорить в прошедшем времени — ни драматургу Владимиру Фёдорову, ни режиссеру Никите Аржакову — да никому из тех, кто был и работал в эпоху Первого Президента. И они рассказывают о нем так, будто виделись с ним еще вчера. И я попробую вместе с ними.

...2000 год. Первый Президент Республики Саха (Якутия) Михаил Николаев вручает государственную премию имени Платона Ойунского автору пьесы Владимиру Фёдорову за спектакль «Одиссея инока якутского», поставленный в Русском драматическом театре и ставший лауреатом Международного фестиваля, посвящённого 2000-летию Христианства. Пожимая руку молодого тогда драматурга, он приблизился к нему и что-то негромко сказал. Многие потом пытались узнать, что? Лично мне стало об этом известно лишь сейчас, двадцать лет спустя.

А сказал он: «Теперь ты должен вот так же написать про Алексея Кулаковского!». Он тогда имел в виду пьесу для театра...

1313

1314

И Фёдоров написал. Но только двадцать лет спустя, и сценарий для фильма. Точнее, для двух. Первый документальный уже монтируется и будет закончен к концу этого года — про самого Михаила Николаева. Второй — художественный, про то, о чем и мечтал наш Первый Президент — про Алексея Кулаковского. Как известно, произведения якутского классика регулярно издаются, его имя постоянно звучит в Саха театре, но Михаил Ефимович хотел, чтобы у всех многоязычных зрителей страны тоже появилась возможность увидеть Кулаковского на сцене или на большом экране.

Когда Михаил Ефимович посмотрел фильм Никиты Аржакова «Тыгын Дархан» — большое эпохальное кино, нашумевшее в России и взявшее три гран-при, в том числе гран-при на Независимом фестивале Евразийского кино в Лондоне, он пришёл к окончательному выводу: именно этот режиссер может сделать фильм, который с интересом будет смотреть вся Россия и который достойно преподнесёт личность Кулаковского соотечественникам. Уточню, что первые два приза «Тыгын Дархана» — это награды тоже очень статусных кинофестивалей: исторического «Вече» и международного SIFFA.

 Владимир ФЁДОРОВ:

— Все эти годы при встречах с Михаилом Ефимовичем, он каждый раз меня спрашивал: «Не забыл про Кулаковского?» Даже немного неловко было. Но дело в том, что Кулаковский давно и мощно прописался в репертуаре Саха театра на родном языке. Понятно, что в пьесе русского автора там не было необходимости. В Русском драмтеатре национальные якутские герои фактически впервые появились на сцене только в моих пьесах, но их отдельные роли исполняли приглашённые актёры Саха театра. В случае же с Кулаковским пришлось бы перемещать на русскую сцену половину якутского театра. Так что на тот момент у пьесы фактически не было вариантов выхода. Хотя материал я постоянно собирал и над ним работал. А теперь якутское кино поднялось на такой уровень, что Михаил Ефимович увидел: появился вариант достойно реализовать этот проект. И он решительно к нему вернулся. 

Никита АРЖАКОВ:

— Мы с Михаилом Ефимовичем очень тесно общались в 2020-м, начале 2021-го годов. Он мне постоянно звонил — хотел, чтобы я снял фильм про Кулаковского. Именно художественный. Трижды он встречался с главой республики Айсеном Николаевым, лоббировал этот вопрос. И Айсен Сергеевич дал добро, поэтому создание фильма было включено в план будущих юбилейных мероприятий.

В Якутии указом главы региона Айсена Николаева 2023-2027 годы объявлены пятилетием Алексея Елисеевича Кулаковского – Ексекюлях. В 2027 году республика отметит 150-летие со дня рождения основоположника якутской литературы, просветителя и общественного деятеля.

Михаил Ефимович сразу меня предупредил, что сценарий будет писать Владимир Фёдоров. Но в отношении себя я пытался сказать ему, что это очень ответственная работа.

«Нет! — твёрдо сказал он. — Ты должен взяться!».

 И вот ровно два года назад, в октябре 2021 года, он пригласил нас с Фёдоровым в ресторан «Чехов». Мы посидели, поговорили, и он нас благословил и сказал: «Че, ребята, вперёд!»

1318

1319

1320

1321

Владимир ФЁДОРОВ:

—  Никита Аржаков специально прилетел на встречу в Москву из Якутска. Никаких установок Михаил Ефимович нам не давал. Он просто высказал пожелание, чтобы это был по-настоящему хороший, интересный фильм, который бы привлёк внимание и взрослых людей, и молодёжи. Он всегда подчёркивал, что Ексекюлях — достояние всей России. И даже мировое достояние. И о нём должно быть известно миллионам людей.

Как известно, Кулаковский сыграл в жизни Михаила Ефимовича огромную роль, он считал его своим учителем и наставником ещё со студенческих лет, а будучи Президентом, даже целую книгу о нем написал.

Никита АРЖАКОВ:

— Это Михаил Ефимович инициировал реабилитацию репрессированных якутских интеллигентов — его первые указы были об этом. Благодаря его настойчивости, президент России Борис Ельцин издал указ о реабилитации видных якутских государственных деятелей.

Кулаковский и Конфуций — это были ориентиры Михаила Ефимовича, и он всё время к ним возвращался, соизмерял с ними какие-то свои действия, поступки, решения и мысленно советовался с ними.

Владимир ФЁДОРОВ:

— Кулаковский очень интересен не только как великий поэт, духовный лидер своего народа, провидец и учёный, создатель первого художественного произведения на языке саха. Помимо всего этого, он обошёл и объехал всю Якутию, попадал в очень драматические ситуации, выступал переговорщиком между красными и белыми, несколько раз был на краю гибели. Для сценариста такая личность и биография – подарок судьбы.  К примеру, меня очень впечатлил случай, когда он едва не погиб в тундре, спасая деньги, которые у него хотели реквизировать большевики. Это были деньги Временного правительства для оленеводов, погибающих от голода на побережье моря Лаптевых. Большие деньги по тем временам. Пробираясь пешком из села Булун в устье реки Лены до побережья Северного Ледовитого океана, он ел ягель и старые оленьи шкуры, чтобы заглушить голод. И практически уже умирал, когда его случайно нашли и выходили пастухи-эвены. И в итоге он спас жителей побережья, купив на упомянутые деньги оленей на Чукотке и организовав их перегон. При этом местное якутское руководство Временного правительства уволило его с работы как плохо исполнявшего служебные обязанности, а большевики внесли в расстрельный список как комиссара Временного правительства… 

Никита АРЖАКОВ:

— Это же арктический экшн! В тундре ещё никто так не снимал. На этом материале, который вложил в сценарий Фёдоров, можно сделать целый сериал, и успех будет иметь каждая серия.

И про Тыгын Дархана, кстати, мы так же снимали. У нас материала осталось ещё на 6-7 серий. Но о Кулаковском мы планируем пока сделать односерийный фильм. Потом посмотрим.

Владимир ФЁДОРОВ: 

— За эти годы у меня дома сложилась целая небольшая библиотека научных исследований о Кулаковском и его научных трудов. Одним из последних прибавилось издание «Сеймчанский дневник» Кулаковского, написанного после зверского убийства его брата, когда Алексей Елисеевич не захотел видеть ни красных, ни белых, а уехал в Оймяконье и провёл там целую зиму. И тоже голодал. В дневнике осталось его печальное пророчество: «Желудок у меня стал плохим. Дай бог, чтобы его на пять лет хватило...» Так оно и вышло…

1316

1317

1315

Никита АРЖАКОВ:

— Это мы говорим о том, каким видим наш фильм о Кулаковском. Съёмки должны были начаться ещё в апреле 2022-го года там же, где я снимал Тыгына, – в Кобяйском улусе. И в тундру тоже необходимо было съездить. Но наши планам помешала СВО. Условно съёмки перенесены на 2024 год.

Фильм про Михаила Ефимовича почти готов — мы должны завершить его в этом году.  Хотелось бы закончить фильм осознанно, вдумчиво, глубоко. Не второпях. Каким он был сам.

Владимир ФЁДОРОВ:

— У Михаила Ефимовича тоже была очень непростая биография... Когда ему исполнился только год, а старшим братьям было чуть побольше, отец увёз всю семью в поселок Быков мыс на море Лаптевых: поехал поднимать рыбную промышленность. Между прочим, отец Михаила учился в том же Реальном училище, что и Кулаковский, а потом в отряде Строда воевал. Но с малыми ребятами на краю Ледовитого океана, видимо, было совсем невмоготу, и семья перебралась чуть «южнее» – в Жиганск. В береговом обрыве они вырыли себе землянку и там жили. В 42-м году пришла весть о депортации на Север финнов (за ними последовали чурапчинцы), и ранней весной всех мужчин бросили на заготовку леса для жилья грядущих переселенцев. Ефим Николаев провалился в подтаявшую речку, получил сильное воспаление лёгких и умер. Ему было лишь 37 лет. Так чурапчинская трагедия прошлась и по Михаилу Николаеву. Его мать в 34 года осталась одна с четырьмя детьми на руках— Мише было пять лет, а самая младшая сестрёнка только родилась.

Никита АРЖАКОВ:

— В Жиганске я взял интервью у одноклассниц Михаила Ефимовича, а им уже всем под 90 лет. Снял те места, суровую, но красивую природу. Основные съёмки проходили в Якутске и окрестностях, ведь мать Михаила Ефимовича после смерти мужа перебралась в Октемцы. Там, в Жиганске, они бы без мужчины в семье просто не выжили.

Владимир ФЁДОРОВ:

— Маленький Миша особенно ярко запомнил своего отца дважды. Первый раз — когда они плыли по реке и был сильный шторм. Миша держался за стенки лодки и ему казалось, что отец такой большой, сильный — сильнее этой реки. Отец успокаивал: «Не бойся! Держись!», и он ему верил.

Второй раз — когда Миша заболел гепатитом и попал в больницу, где многие умирали. Отец посадил оклемавшегося малыша себе на плечи и так донёс до дома. «Я, — вспоминал Михаил Ефимович, — тогда себя таким счастливым чувствовал...» 

А по дороге в Октёмцы мальчик сильно заболел. Сказалась тоска по отцу, которого он очень любил. Ничем его не могли вылечить. Тогда старики посоветовали вскипятить родную землю и поить ею ребёнка. Кстати, фельдшерский пункт в Октёмцах, где он родился, до сих пор стоит. Его дядя накопал у той больнички земли, её вскипятили, и этим отваром стали отпаивать Мишу. И он ожил.

Поселили их в магазине. 1943 год — дети полуголодные. Мать работала уборщицей в магазине. А там продают хлеб, и от одного этого запаха сводило скулы…

Никита АРЖАКОВ:

— А вот этого магазина уже нету. Поэтому мне пришлось прибегать к другому решению — я поселил их в амбаре...

Но обо всем мы рассказывать вам не станем — смотреть будет неинтересно. Одно скажу: мы делаем упор на детские и юношеские годы Михаила Ефимовича, на формировании его личности, а потом рассказываем, каким он был, каким стал.

И это был наш последний с ним разговор...

Да, Михаил Ефимович был человек удивительный — мудрый, проницательный. При этом — прямой и честный и, прежде всего — перед своим народом. Мы помним. Наверное, самое время рассказать миллионам о том, каким был его наставник Алексей Кулаковский-Ексекюлях. Ведь Михаил Ефимович об этом мечтал...

  • 1
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением