banneryap
banneryap
КУРС ЦБ: $ 78,15 | 90,90

Профессиональные археологи утверждают, что живущие ныне якутяне – последнее поколение, которое еще может лицезреть старинные строения исконного деревянного зодчества народа – восьмистенные амбары, пятистенные и шестистенные избы с земляными крышами, юрты-балаганы там, где они были построены на аласах, в деревнях.

Профессиональные археологи утверждают, что живущие ныне якутяне – последнее поколение, которое еще может лицезреть старинные строения исконного деревянного зодчества народа – восьмистенные амбары, пятистенные и шестистенные избы с земляными крышами, юрты-балаганы там, где они были построены на аласах, в деревнях.

Якутия строилась деревом, материалом в наших условиях хрупким. Потому любое сохранившееся деревянное здание старше века - это история, а, значит, корни нации, его память, сила и жизнестойкость.  Время и законы природы безжалостны, увы, деревянное зодчество доживает свои последние дни, и для потомков останется то, что было сохранено специально.

Корреспондент нашей газеты в минувшие выходные съездил в село Черкёх Таттинского улуса, чтобы вместе с соратниками отремонтировать юрту – балаган политссыльного В.Ф. Трощанского.

Корни нации

Мне повезло попасть в первый из выехавших отряд волонтёров из девяти человек. Мы везли питание на 35 человек на неделю работы, инструменты, среди которых было несколько емкостей с жидкостью и т.д. Чтобы увезти всё это, городское предприятие «Водоконал» выделило автобус. Не могу здесь не отметить, что это одно из немногих предприятий республики, которое бескорыстно, без помпы, помогает музеям. Организации волонтерской работы также помогло предпринимательское сообщество  - ООО „Профи“, ООО „РеКрут“, ООО „Меридиан“, ООО „Охотный двор“ и другие.

У нас любят облачать души прекрасные порывы в некие рамки, следуя этой традиции, скажу, что  всё это часть большого всероссийского движения, задействованного в рамках крупных проектов. Таких, как национальный проект «Культура», федеральный «Создание условий для реализации творческого потенциала наций», республиканская акция «Сохраним памятники» и наконец, фестиваль регионального общества «Suorun Omolloon Fest».

15Первый      отряд

Отряд под руководством председателя регионального филиала ВООПиК Руслана Васильева получился небольшим, но функциональным. В основном отцы-командиры мощные мужики, если из научной интеллигенции, то такой, что может в руках держать и топор, и скальпель таксидермиста, и резец костореза. Если из сферы образования, то альпинист и инструктор рукопашного боя. Историки –поисковики, в целом патриоты родного края, люди бывалые, интересные, которых можно слушать часами о чём бы они не рассказывали. 

Поселили нас в Доме творчества при музее. В своё время дом был построен по предложению Суорун Омоллоона для ищущих вдохновения художников, писателей и поэтов. Сегодня там на летний отдых останавливаются дети, оказавшиеся в сложной ситуации. Этим летом, в связи с пандемией, он пустовал.

Вообще, в этом отношении лагерь был обеспечен по последнему слову эпидемиологической безопасности. С запасом перчаток, масок, с дезинфицирующими флаконами на кухне и перед входом в дом. Плюс Руслан Юрьевич каждое утро сканировал волонтёров бесконтактным инфракрасным термометром. И был в этом отношении придирчив и подозрителен как та строгая тёща. Да и сами отцы-командиры посоветовали не ходить в посёлок, мол, сами понимаете сложные времена на дворе, ни вам, ни местным лишние контакты не нужны…

Работа ждёт

Впрочем, не сказать, чтобы черкёхцы нас особо и боялись. С утра директор музея Николай Попов привёл в помощь внучку – студентку строительного факультета. Учеба у них пока удалённая, а девушка, как и все таттинские красавицы, оказалась не только умной, симпатичной, но и работящей.

А работы оказалось действительно много, и она прибавлялась буквально на глазах. Мы приехали на реставрацию юрты Трощанского. Фронт работы сначала обозначался как незначительный.

12 2

«Там всего-то заменить пару-тройку брёвен и пропитать остальное консервирующим раствором. А там, пока я буду читать лекции и проводить мастер-классы по азам реставрации и сохранения памятников, спите, отдыхайте», - говорил ещё в Якутске руководитель отряда.

Но по мере того, как мы снимали штукатурку со стен, и дёрн с крыши, становилось понятно, парой-тройкой не обойтись, и, чтобы после нас юрта простояла ещё 40 лет, нужна очень большая работа - разобрать и заново собрать весь балаган, заменив совершенно сгнившие элементы на новые.

Впрочем, контролирующий процесс реставрации директор музея эти нюансы прекрасно знал, и у него был запас заготовленных, аутентичных по времени постройки объекта брёвен.

Под знаменем гения

Волонтёрский отряд прибыл под знаменем «Suorun Omolloon Fest». Имя народного писателя Якутии Дмитрия Кононовича Сивцева-Суоруна Омоллоона тут неспроста. Цель волонтерского движения — продолжить дело, начатое им.

Когда всматриваешься в линии судьбы великого народного писателя Дмитрия Сивцева – Суорун Омоллоона, есть ощущение, что человеку было дано заглядывать в будущее своего народа и менять его к лучшему.

суорун омолон

Именно он, уже добившийся всего, о чём может мечтать советский писатель, встал на дорогу защиты исторического наследия. Тогда, замечу, это была не самая простая, скорее опасная стезя, которая могла обрушить любую творческую биографию.

В начале пути было создание в Якутии в 1967 году филиала Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, как народного движения. Именно благодаря подвижничеству писателя по сохранению деревянного зодчества, были основаны музеи:  Черкёхский музей политической ссылки; Ленский историко-архитектурный музей-заповедник «Дружба» в Соттинцах; музей под открытым небом Хадаайы в Таттинском улусе.

Национализм и тойонское наследие

Главная жемчужина в этой «тройке», конечно, Черкёхский музей. Об истории его основания на месте нам рассказал приехавший на открытие работ сын писателя Айсен Дойду.

 – В 70-е годы прошлого века здесь не было ничего, только чистое поле, посреди которого стояли останки разбитой Николаевской церкви без макушки, креста, той самой, на строительство которой канонизированный ныне государь пожертвовал тысячу рублей. А тогда здесь был заброшенный совхозный склад, бегали ребятишки, всё могло сгореть в одночасье от случайной шалости или недосмотра.

Он хотел сохранить всё, что было сделано руками и мастерами якутского народа. А были такие времена, 50-е 60-е годы, поколения, взрощенные на идеологии борьбы с царизмом и отношение к старинным вещам было отрицательное. Считалось, что всё красивое, оставшееся от предков вплоть до женских украшений и даже чоронов - это канувшее в лету байское, тойонское барахло.

8

Отец понимал, что всё это, от сэргэ до жилищ и изделий ювелирного и косторезного искусства, созданное мастерами якутского народа творчество и есть материальная культура. И это богатство  нужно перевезти из аласов, сохранить для будущих поколений во что бы то ни стало. 

Идея собрать всё воедино и сохранить родилась у него ещё в 50-х годах прошлого века. 20 лет он ходил с ней, обивая пороги высокого руководства. Первый музей он хотел открыть под Якутском. У писателя было имя и кристальная репутация, но его не понимали.

Уже в 70-х годах, когда Дмитрий Кононович понял, что время уходит безвозвратно, он бросил всё, уехал на родину, тогда Алексеевский район, пришел к первому секретарю райкома, выложил перед ним все карты, и тот его понял и поддержал на свой страх и риск.

Писатель кинул клич и его поддержали все земляки и интеллигенция Якутии. То, что надо было спасать в первую очередь, было уже давно расписано. Закипела огромная стройка. Руководством республики, обкомом партии это начинание не приветствовалось, более того, на него пошли прямые доносы и подлые анонимки, мол, Суорун Омоллоон собирает тойонское наследие и начал заниматься национализмом. О тех непростых временах многое рассказал нам Айсен Дойду…

Единение народа

В Черкех приезжали с проверками комиссии, причём одна из них была из Москвы с членом ЦК КПСС. Хотели всё закрыть.  Музей спасло то, что якутский писатель дал ему имя «политической ссылки». И обоснование: все политссыльные, что жили в Якутии, занимались научной деятельностью, историей и культурой, языком народа. Это сработало. И дало возможность перенести простые юрты и школы, старинные осадные амбары.

Свою роль сыграло и то, что на такой огромный объём работ не потребовалось ни единого рубля государственных средств. Чиновники и партийные работники отказывались в это верить. Большая часть проверок была именно от налоговых, финансовых фискальных органов. Ничего, кроме человеческого энтузиазма, здесь не нашли. «Помогало стройке больше тысячи людей, энтузиасты, как их сегодня называют волонтёры, настоящая элита общества», - подчёркивает Айсен Дойду. 

«Люди брали отпуска за свой счет, чтобы поехать в Черкёх, внести свой вклад в сохранение родной культуры и истории. Государство не давало денег на стройматериалы – собрали сами. Не хватало инструментов - привезли свои топоры и лопаты». Заканчивает рассказ сын якутского подвижника.

Новое время – новая реставрация

Прошли годы, собранные в Черкехском историко-мемориальном музее памятники деревянного зодчества, конечно же, сохранились, куда лучше того, что осталось доживать свой век на исконных местах. Но природа - снег, дождь, солнце и морозы - делают своё дело. И многое снова требует реставрации уже по новым методам с плотной гидроизоляцией, консервацией старого дерева.

95f3029a 89db 44f9 9b61 5c7503a6255e

По словам председателя ВООПиК Руслана Васильева, FEST- английское слово «фестиваль» - связующее звено с российским движением «Том Сойер ФЕСТ».   Последний — фестиваль восстановления исторической среды силами волонтёров и спонсоров. Особое внимание уделяется восстановлению деревянных домов. Большинство объектов фестиваля — здания, не имеющие особого охранного статуса архитектурного памятника или исторического наследия.

Волонтерский лагерь работает на территории Черкехского историко-мемориального музея под открытым небом с 5 по 13 сентября. Это практическая сессия, в ходе которой будут, помимо юрты-балагана, благоустраиваться территории объектов музея, убирается мусор.

Для волонтеров будут организованы мастер-классы, экскурсии, лекции с участием ведущих специалистов республики, которые расскажут о роли основателя волонтерского движения по сохранению объектов деревянного зодчества Дмитрия Кононовича-Суорун Омоллоона, об истории создания музейного комплекса, о политической ссылке и обучат основам реставрационных работ на объектах деревянного зодчества.

В октябре-ноябре пройдет второй этап движения Suorun Omolloon FEST — школа волонтеров в Якутске, в которой закрепят знания, полученные во время практической сессии. В школе волонтеров пройдут курсы лекций по истории, архитектуре, археологии, правилам реставрационных работ.

Юрта Трощанского - лишь один из десятков, если не сотен, объектов на территории всех районов республики, которые требуют спасения и восстановления. И работа эта началась.

Церковь и дома политссыльных

Несколько слов о Черкёхском музее. Это, в первую очередь, 24 объекта старинного деревянного зодчества. Основной и самый из них большой – Таттинская Николаевская церковь, построенная в 1912 году. Ко времени создания музея церковь находилась в полуразрушенном состоянии и была отреставрирована местными народными умельцами под руководством мастера – кузнеца Н.А. Ефремова – Табытала. Это первый в Якутии случай, когда церковная постройка была музеефицирована и взята под охрану государства.

На сегодня церковь действующая, она освящена после всех перипетий советского периода, здесь проводятся службы, после реставрации уже крещено более тысячи жителей района.

060dec05 eefa 4bbc 9377 b702d3c7ded7

Помимо юрты Трощанского, которая стояла здесь изначально, в музее хранятся дома политссыльных Э.К.Пекарского, М.Н.Андросовой – Ионовой, школа В.М.Ионова. По точным обмерам восстановлена юрта известного революционера Петра Алексеева. По рисунку В.Г.Короленко типологически воссоздан дом Захара Цыкунова – «объякутившегося» русского крестьянина, который поселил у себя великого гуманиста и побудил его написать рассказ «Сон Макара». Мемориальные дома ссыльных, их интерьер ярко показывают жизнь ссыльных в Якутии.

Память предков

Особого внимания заслуживает собранный в музее архитектурно–этнографический материал. Именно здесь впервые были представлены, как памятники культуры, якутская юрта–балаган и летнее жилище Саха – берестяная ураса. Совершенно уникальна перевезенная из Сыланского наслега Чурапчинского района и полностью восстановленная мельница – топчанка, приводимая в движение быком. Кстати, до прошлого года она пришла в крайне ветхое состояние и требовала реставрации. Сегодня она рабочая, вплоть до того, что можно запрячь быка и смолоть, сколько требуется, зерна в муку. Мельницу – топчанку восстановила на личные средства семья Главы республики Айсена Николаева.

06c894ee 0cb1 4613 9bb3 85ae06b69e22

Нельзя пройти мимо осадного амбара мегинского богача Марковича, который тот построил для защиты своего добра от набегов Василия Манчаары. Это такая миниархитектура русских деревянных крепостей.

Об оригинальности и разнообразии якутских строений свидетельствуют семиугольная летняя изба «бабаарына» и деревянная ураса «о восьми углах». С кузнечным делом якутов можно ознакомиться в юрте – кузнице, оснащенной всеми инструментами.

43 года назад в Якутии за шесть месяцев собрали в одном месте погибающие уникальные памятники истории и архитектуры ХІХ-ХХ века, восстановили и создали на их основе музей. Эта огромная работа была проведена силами энтузиастов, простыми людьми, сельчанами и городской интеллигенцией, комсомольцами и коммунистами, студентами и пенсионерами. То было настоящее единение народа. Сегодня пришло время собираться вновь.

Аламжи БУДАЕВ.  Якутск – Черкех.

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением
ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ