КУРС ЦБ: $ 73,09 | 88,56

Одной из самых трагических страниц в истории Якутии является «чурапчинское переселение», которое произошло в годы Великой Отечественной войны. В первые годы войны, вследствие продолжительной засухи, в Чурапчинский район пришел сильный голод. В августе 1942 года бюро Якутского обкома ВКП(б) принимает Постановление «О мероприятиях по колхозам Чурапчинского района», в котором говорится, что 41 колхоз района будет переселен в северные районы Якутии для добычи рыбы: в Кобяйский – 18 колхозов, Жиганский – 13, Булунский – 10…

Одной из самых трагических страниц в истории Якутии является «чурапчинское переселение», которое произошло в годы Великой Отечественной войны. В первые годы войны, вследствие продолжительной засухи, в Чурапчинский район пришел сильный голод. В августе 1942 года бюро Якутского обкома ВКП(б) принимает Постановление «О мероприятиях по колхозам Чурапчинского района», в котором говорится, что 41 колхоз района будет переселен в северные районы Якутии для добычи рыбы: в Кобяйский – 18 колхозов, Жиганский – 13, Булунский – 10…

Переселили, вместе со скотом

В конце августа – начале сентября 1942 г. 41 колхоз с 1655 хозяйствами, с населением в 5318 тыс. человек, где, в основном, были дети и старики, переселили, вместе со скотом, на север Якутии. Таким образом, выполнялось Постановление ЦК партии и Советского правительства от 6 января 1942 года об улучшении снабжения фронта рыбой, добываемой в реках Сибири и Дальнего Востока, и решалась проблема борьбы с голодом в Чурапчинском районе.

Однако организационная работа со стороны руководства имела серьезные недостатки и упущения: насильственное переселение жителей Чурапчинского района было проведено поздней осенью, на ее подготовку давалось всего несколько дней, на три семьи выделялось только по одной подводе, разрешалось брать с собой не более 16 кг вещей. Семьи были доставлены в с. Нижний Бестях гужевым транспортом  - на коровах и быках, затем по р. Лена до места назначения - на баржах.

Но самое главное - власти не создали даже элементарных условий жизни и труда для переселенцев на местах прибытия – в северных районах. Их никто не встречал, не было подготовлено жилье, у них не было теплых вещей, запасов пищи, люди жили в наспех сколоченных «времянках».

IMG 0089 копия 2

От чурапчинских переселенцев требовали выполнения плана добычи рыбы, но они не умели ловить, не были знакомы с техникой подледного лова рыбы, не знали особенностей местных рек и озер. Поскольку все было проведено в спешке, без должной подготовки, это привело к тяжелым последствиям: массовой гибели людей и скота из-за голода, холода, болезней. В 1944 г. оставшимся в живых переселенцам разрешили возвратиться в Чурапчинский район.

IMG 0053 копия

В общей сложности, во время «чурапчинского переселения» в северные улусы республики было переселено 5318 человек, из них в первые два года от голода и болезней погибло 2320 человек. Только через 40 лет, к 1985 году, население Чурапчинского района достигло довоенного уровня. А на восстановление хозяйства района, понесшего огромный урон в 1942 – 1947 годах, потребовалось несколько десятилетий…

Трупы просто складировали…

По роду своей журналистской деятельности мне не раз приходилось встречаться и писать о ветеранах войны и тыла. В 2010 году я брала интервью у известного хирурга, ветерана тыла и труда, заслуженного врача ЯАССР Марии Дмитриевны Ефремовой, которая в детстве пережила чурапчинское переселение. 

Когда началась война, ей было семь лет. Мария Дмитриевна вспоминала как осенью 1942 г. их семью переселяли на север. Родители Марии, как и многие их односельчане, не хотели ехать, но местные власти агитировали, убеждали, что в Кобяйском районе, куда их переселяют, много рыбы, а значит, они не будут голодать, как на родине. Ефремовы согласились на переезд только ради пятерых своих детей. Поехали практически в неизвестность.

Мария Дмитриевна рассказывала, какой трудной и утомительной была их дорога в Кобяйский район. Сначала они долго ехали на телегах до Нижнего Бестяха, потом их погрузили на баржи.

«Помню, в трюмах было очень много людей, нар на всех не хватало, устраивались, как могли – спали на своих узлах, баулах, здесь же ели. Когда ехали, были уверены, что нас встретят, помогут разместиться…», - вспоминала она.

Когда чурапчинцы прибыли в пункт назначения в Кобяйском районе, там уже шел снег, дул холодный, пронизывающий ветер. Чурапчинцев высадили на пустынный берег реки, их никто не встречал. Все обещания властей, сказанные на далекой родине, оказались пустыми словами.

Мужчины стали рубить ветки, соорудили шалаши. В них чурапчинцы ночевали в первые дни. Потом они долго ехали на машинах. Прибыв на место, принялись за строительство бараков, где могли проживать несколько семей. Все торопились, ведь время поджимало – стояла глубокая осень, вот-вот должны были грянуть настоящие морозы.

Зима 1942-1943 гг. стала настоящим испытанием для чурапчинцев. Будучи аласными людьми, они не имели никаких навыков по северной рыбалке и охоте, к тому же у людей не было снастей для ловли рыбы, обещания властей обеспечить всем необходимым так и остались словами. Позднее они всему этому научились.

Все переселенцы той зимой работали на ловле рыбы – это был изнурительный труд. Отец Марии Дмитриевны, Дмитрий Егорович, научился вязать сети. Рано вставал, уходил на работу, приходил мокрый, уставший и не всегда с уловом. Один раз, ожидая мужа, Анисия Никитична заранее поставила на печку чугунок с водой. Думала сварить уху. Но глава семьи пришел без рыбы. Пришлось детям выпить этот кипяток и лечь спать голодными.

В эту лютую зиму даже рыба не ловилась, улова почти не было, поэтому от голода умерло очень много чурапчинцев-переселенцев. Мария Дмитриевна вспоминала, что трупы просто складировали, потому что хоронить их было некому, похоронили всех только весной.

Той зимой Мария тоже чуть не умерла – уже стала пухнуть от голода. Но весной появилась рыба, поэтому девочка и выжила…

Чурапчинцы помнят эту трагедию

Согласно архивным данным, на добычу рыбы из Чурапчинского района были переселены: в Кобяйский район – 2602 человека, в т.ч. 1114 детей и пожилых людей, 849 хозяйств из 18 колхозов 8 наслегов; в Жиганский район – 1427 человек, в т.ч. 517 детей и пожилых людей, 484 хозяйства из 11 колхозов 5 наслегов; в Булунский район – 1430 человек, в т.ч. 592 детей и пожилых людей, 506 хозяйств из 12 колхозов 4 наслегов. Решения о возврате переселенных колхозов на родину были приняты с 1944 по 1947 годы.

IMG 0056Семья Кондратьевых, отправившая деньги за проданную на базаре корову в Булунский район в помощь переселенцам. 1943 г.

Несмотря на неимоверные трудности, с 1941  по 1945 годы рыбодобыча в Якутии возросла в 3,5 раза, государству было сдано 2,5 млн. пудов рыбы…

Чурапчинцы помнят эту трагедию, которая отбросила в развитии их район на несколько десятилетий назад. Так же они помнят и о том, что в течение почти полувека им об этом запрещалось говорить.

Сегодня налажены побратимские связи с тремя северными районами республики, куда в годы войны были насильно переселены чурапчинские колхозники. Изданы десятки книг, установлены памятники и мемориальные комплексы в каждом из наслегов, открыт музей переселения.

А с 2004 года 19 сентября – день, когда из Нижнего Бестяха на север Якутии отплыли первые баржи с переселенцами - в Чурапчинском улусе отмечается как День скорби…

                                                              

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением
ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ