banneryap
banneryap
КУРС ЦБ: $ 70,56 | 78,31

В ноябре 2004 года, в разгар предвыборной кампании в США, мне довелось в составе группы российских журналистов побывать в Штатах. Нас было порядка 100 журналистов со всей России, освещавших президентскую гонку в самой кульминации. Сегодня, в связи с юбилеем вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина, вспомню-ка интересную историю из той давней поездки.

В ноябре 2004 года, в разгар предвыборной кампании в США, мне довелось в составе группы российских журналистов побывать в Штатах. Нас было порядка 100 журналистов со всей России, освещавших президентскую гонку в самой кульминации. Сегодня, в связи с юбилеем вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина, вспомню-ка интересную историю из той давней поездки.

Американцы – тоже люди. Это один из основных выводов, сделанных автором строк во многом благодаря кентуккийскому хозяину Шону Паркхурсту, преподавателю португальского языка в местном Луисвилльском университете, что, как вы поняли, находится в столичном городе славного штата Кентукки.

Высоколобый профессор с легкостью произносил русские фамилии: композиторов (от Чайковского до Рахманинова), писателей (от Достоевского до обоих Толстых). Причем с произведениями был знаком не понаслышке. Думаю, что подобными знаниями он обладал и по отношению к другим культурам – французской, немецкой, японской и т.д. Ну, и конечно же, особую любовь эрудированный американец питал к Португалии в силу основной профессии.

В быту Шон был довольно своеобразен. Так, у него была целая коллекция «симпсоновской» утвари, и, открывая именно такой открывашкой бутылочку «Кока-колы» (внезапно запевавшей голосом мультяшного персонажа), он каждый раз заразительно хохотал. Также в доме был культ кошек, коих в живом варианте было целых три, а в виде экспонатов «кошачьего» искусства (статуэток, картин и пр.) - невиданное количество. Что касается самого дома – по нашим российским меркам это был шикарный трехэтажный особняк (правда, первый этаж находился под землей). Но судя по обстановке и подержанной автомашине, семья Паркхурстов была далеко не из самых богатых. Да и кто согласится добровольно пустить постороннего человека в свой дом? Только за небольшие деньги.     

1 002Его супруга Лииса работала медсестрой в учреждении, где проходят лечение люди с неадекватным поведением (назовем это так). По большей части, хозяйка была печальна, если не сказать, мрачна. И главной причиной подобного настроения (поведения), видимо, была взрослая дочь Лиисы, постоянно проходившая лечение в той же больнице. Вместе (с Шоном) они были лет 12 на тот момент и, несмотря на разницу в темпераментах, показались мне весьма гармоничной парой.

В один из последних вечеров, когда Шон (ярый демократ) успокоился и смирился с поражением своего фаворита Джона Керри, зашла речь о товарище Ленине. Вернее, мы начали обсуждать фильм «Гудбай, Ленин!», где описана трогательная история ухаживания молодого парня за своей матерью, уснувшей летаргическим сном во времена Брежнева – Хоннекера и проснувшейся только после падения Берлинской стены. Словом, это действительно замечательная картина немецких кинематографистов, если уж окончательно переходить на язык, принятый в те годы. Что касается самого Владимира Ильича Ульянова (Ленина), то я почувствовала, что Шон с уважением относится к нему как к исторической личности, при этом вовсе не разделяя коммунистическую идеологию. Вдруг профессор, лукаво сверкнув глазами, стремительно вышел из комнаты и вернулся уже с до боли знакомым предметом в руках. Именно этот момент мы и запечатлели сразу на пленку при помощи Лиисы, а потом еще сфотографировались вместе. И пусть снимки станут своеобразным приветом из-за океана в день 22 апреля.

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ

Добавить комментарий