Издательский дом Редакция Подписка
Погода в Якутске: . 27 oC

В первый же день гастролей буряты мощно себе заявили и буквально потрясли якутского зрителя. Такого Якутск еще не знал и никогда не видел.

В первый же день гастролей буряты мощно себе заявили и буквально потрясли якутского зрителя. Такого Якутск еще не знал и никогда не видел.

Весь спектакль «Полёт. Бильчирская история» я сидела с мокрым носом и глазами на мокром месте. Мокрой была сцена. Насквозь промокшими актеры. Актрисы кружились в танце в тяжелых юбках в пол с намокшимии подолами, вода лилась из вёдер и картонных чемоданов. Брызги летели во все стороны, попадая в зрителей в первых рядах, — то ли это вода Братской ГЭС, затопившая Старый Бильчир, то ли  слезы людей, вынужденных покинуть свои родовые гнезда и могилы предков.  И от этого — от их ритмичных танцев по щиколотку в воде, от этой невероятной пластики рук и тел, от музыки, в которой струнные и ударные щиплют и терзают душу, от мощных, красивых и поставленных голосов, воспевающих славу жизни на краю гибели, по коже не раз пробегали мурашки.

Здесь много символизма и условностей — и в том, как люди косят сочные луга Бильчира, и в том, как они ставят свои подписи, соглашаясь или не соглашаясь уехать, как душат их своими распоряжениями властьпредержащие. И от этого восприятие событий становится  еще сложнее, ещё драматичнее.

Вот молодая красивая девушка, танцующая с сочным апельсином во рту — это символ продолжения рода деревни, которой, к сожалению, скоро не станет. Она задушена распоряжениями, людьми в шляпах, начальством. Не жить деревне. Не бегать там новому молодому поколению, не пастись жирным стадам на сочных лугах. Не собирать ароматную ягоду- землянику,  лежа прямо на теплой родной земле.

Трагедия.

Люди и собираются в дальний путь, и не спешат собираться. То решают дом протопить напоследок — без печи он остынет, погибнет, то надо кошку пристроить...

Сидят на чемоданах, успокаивают друг друга: «Ничего, ничего не случится, сколько дано нам счастья, столько и будем петь».

Рассказывают:

«Плавал мусор, деревья тоже плавали...  Дерево хоть упадёт, сгниет — сгодится на удобрение. А человек? Какая от него польза?»

Как бы невзначай задают себе вопросы и ищут ответы: «Может, здесь останемся? Кому мы нужны?» «А мы в чем виноваты?»

В документальных рассказах стариков — вся нехитрая и весьма символичная жизнь глубинного народа страны. Поначалу он строит новую жизнь, работает, не разгибая спины в колхозах, а потом эти хозяйства погибают, уходят под воду.

Но какой это счастливый и неунывающий народ! Контрастом красивым народным песням служат реальные истории из жизни бильчирцев — о репрессированном и реабилитированном человеке, получившем за «ошибку» компенсацию в восемь с небольшим тысяч рублей...

Жалко покидать Старый Бильчир.

«Да о чем тут жалеть!» — рассуждают другие, пытаясь себя убедить в необходимости переезда: — Ваш Старый Бильчир давно навозом провонял, а кругом новая жизнь!»

И кружат они в нерешительности по сцене с вёдрами, чемоданами, стульями. А стулья — это же насиженные места — затопят Бильчир, и останутся эти стулья  в воде и печально повиснут на сцене...

 «Вон какой лоб из Бильчира вырос!» — не согласны другие, которым трудно расстаться с вскормившей и взрастившей из родиной. «Человек — царь природы: поцарюет, поцарюет да загорюет!..» «Где мой дом, где мы родились?» — кричит одна жительница в исступлении.

Другой простой деревенский мужик тоже себя утешает размышлениями о государственных интересах: «Наш Бильчир на электричество пойдет. Тоже польза. ГЭС сильно нужна, вон сколько о ней пишут!».

И могут ли они что-то сделать, чтобы изменить ситуацию, спасти деревню? Рассуждают, кричат, пытаясь найти ответы: «А ты что сделала для этого, спросят меня», — вопит девушка. «И без меня Бельчир затопят!» — безнадежен ответ другого. 

И каждый из жителей, не по своей воле покинувших родные места, тянет за собой бумажные кораблики — символ начавшегося судоходства, новой жизни — ценою гибели своей родины...

«Я люблю, чтобы было много воздуха и в этом пространстве был самый главный человек — Актёр», — поделился автор идеи спектакля Саян ЖАМБАЛОВ, который на основе рассказа Валентина Распутина сочинил бурятский вариант пьесы. Вот что он рассказал о том, как родился спектакль:

— «Полёт. Бильчирская история» — это спектакль на воде, у нас сцена превращается в бассейн. Валентин Распутин написал повесть «Прощание с Матёрой», но в есть и другая часть берега Ангары. Он писал о событиях на левом берегу реки, где три столетия стояла русская деревня Матёра. А на правом берегу — бурятский Старый Бильчир. И там происходило то же самое, и буряты тоже вынуждены были переезжать, оставлять родовые земли предков, покидать отчий дом.

Если русские люди буквально выкапывали и увозили с собой могилы предков, то в обычаях бурятов этого делать нельзя — нельзя тревожить покой ушедшего человека! И они, все эти могилы, остались на дне, а потом всплывали...

Шел 1956 год. И вода прибывала и прибывала.... Это очень интересная история, и она очень трагическая. Одна женщина рассказала, что вода пришла, стало море, но вдруг исчезли все пчёлы.  У переселившихся людей были ульи и пасека, но пчёлы искали то место, где раньше они собирали пыльцу. Они искали и не могли найти, чувствовали, где находятся те сочные цветочные луга и ныряли в воду — в поисках родины. И все тонули...

 И это трагедия. Мы вспоминаем великого учёного — бурятского этнографа, фольклориста, исследователя сибирского шаманизма, члена Bocтoчнo-Cибиpcкoгo oтдeлa Pyccкoгo гeoгpaфичecкoгo oбщecтвa Матвея Хангалова, который за большие заслуги перед Отечеством и как крещеный человек был захоронен на погосте русской православной церкви. Там же в память о нем был установлен постамент. И когда встал вопрос о перезахоронении Хангалова, его дочь отказалась это сделать. И великий ученый остался под водой, затопленный вместе с церковью. А половину той церкви, верхнюю ее часть, вынуждены были снести — чтобы она не мешала судоходству.

Так что спектакль «Полёт. Бильчирская история» создан на основе повести Валентина Распутина, но — по результатам экспедиции бурятского театра на место села Бильчир Осинского района Иркутской области. Туда, где вокруг  Братского водохранилища живут буряты. Это спектакль, показавший трагедию сегодняшних жителей — переселенцев из затопленной бурятской деревни, поэтому он идет на бурятском языке, на диалекте осинских бурят, с синхронным переводом на русский язык..

Куда возвращаться тем, кого лишили малой родины - тоонто, — эти вопросы звучат лейтмотивом.

Спектакль получился вербатим, немного документальным — без этого было невозможно.

Мы ездили по берегу водохранилища Братского моря по деревням. И разговаривали с бабушками и дедушками, которые рассказывали, как это было, какие тайны хранит в себе Братское море.

... Снятые одежды взмывают в небеса, повисают затопленные стулья. Актеры снимают сапоги и выходят на сушу. Браво, бурятский театр. Спасибо за спектакль о Старом Бильчире, который вытряхивает душу и потрясает трагизмом незамысловатых человеческих историй. И оставляет после себя бессчётное количество вопросов, на которые мы никогда не сможем ответить.

68

69

  • 7
  • 15
  • 0
  • 1
  • 0
  • 0

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением
Уопсастыба

Балаҕан ыйыгар — быыбар

Биир куоластыыр күн – балаҕан ыйын 8 күнүгэр өрөспүүбүлүкэҕэ 79 быыбардыыр хампаанньа…
15.07.24 10:34