banneryap
banneryap
КУРС ЦБ: $ 78,15 | 90,90

Заместитель директора Института биологических проблем криолитозоны Сибирского отделения РАН, доктор биологических наук Александр Исаев рассказал нашей газете об экологическом законодательстве, о лесовосстановлении и лесных пожарах.

Заместитель директора Института биологических проблем криолитозоны Сибирского отделения РАН, доктор биологических наук Александр Исаев рассказал нашей газете об экологическом законодательстве, о лесовосстановлении и лесных пожарах.

 

— Александр Петрович, хотелось бы получить от вас ответы на вопросы, которые большей частью связаны с законодательством о компенсационном лесовосстановлении в условиях Якутии.
— Разработчики данного законодательного акта руководствовались благими мыслями – обязать недропользователей внести свой вклад в восстановление нарушенных лесов, соразмерный с наносимым ими ущербом. Но, как всегда, у нас все делается без учета региональных особенностей лесов. Основным способом восстановления лиственничных вырубок и гарей в Якутии в настоящее время является и должно оставаться естественное лесовозобновление с применением мер содействия имеющемуся подросту и созданием условий для появления нового самосева.

Обоснованность этого положения для равнинных лесов среднетаежной Якутии подтверждается многолетними исследованиями. Лишь в некоторых случаях необходимо принимать более действенные меры искусственного и комбинированного лесовосстановления. Наибольшая опасность дефорестации наблюдается после крупных лесных пожаров – необлесенные гари встречаются чаще. Огонь зачастую уничтожает лесные массивы на огромных площадях, из-за чего обсеменение гарей значительно затруднено, нередко проявляются процессы заболачивания, термокастровые явления и т.д.

По мнению специалистов лесоведов, в лесах промышленного значения Якутии на 80% лесосечного фонда целесообразно предусматривать меры по сохранению подроста (естественное лесовосстановление), а на 20% – создавать лесные культуры (искусственное и комбинированное лесовосстановление).

— Каково ваше мнение вокруг разгоревшегося громкого скандала с вырубкой лесов на Амге, по которому идут различные обсуждения и слушания?

— Конечно, как жителя Якутии, меня волнует проблема лесозаготовок в верховьях реки Амги. С одной стороны для целей развития экономики, в хозяйственных целях рубить леса можно, а порой даже нужно. С другой стороны, мы знаем, что леса, функционирующие в условиях близкого залегания мерзлоты, весьма уязвимы и легко ранимы. При этом известно, что они выполняют так называемую мерзлотозащитную функцию, сохраняют мерзлотные ландшафты. Поэтому прежде всего необходимо обследовать этот район в первую очередь с точки зрения характеристики мерзлоты. Ко всему этому перед нашими глазами пример хищнических рубок в Сибири и Дальнем Востоке, где в результате как законной, так и браконьерской рубки лесов формируется и впрямь апокалиптический ландшафт. Все это настораживает и закономерно настраивает население против рубки лесов в бассейне реки Амги.

В то же время все рычаги управления лесами находятся в федеральном ведении, республике передана лишь часть полномочий. В связи с этим решение проблемы «рубить \ не рубить лес» в верховьях реки Амги — полномочие федеральных органов и органов, которым переданы федеральные полномочия. Всю нашу озабоченность мы должны передать этим структурам. А республиканские органы тоже должны иметь рычаги влияния на ситуацию. В настоящее время в правовом поле республики нет ни одного законодательного акта, регламентирующего лесопользование республиканскими органами власти. А опыт такой у нас имелся, в том числе в виде отмененного республиканского «Закона о лесе». Мне кажется, что нашим парламентариям необходимо обратить внимание на эту проблему.

— Какие научные рекомендации можно дать по поводу уменьшения ежегодных лесных пожаров?

— Это вопрос, в ответ на который можно прочитать многочасовую лекцию о проблемах профилактики, прогноза, обнаружения и тушения природных пожаров. В Якутии всегда была проблема с лесными пожарами. Пока нельзя точно сказать, что существует долгосрочный точно видимый тренд повышения количества лесных пожаров, потому что история наблюдения за лесными пожарами в регионе не столь длинная. Можно лишь говорить о том, что периодически возникают годы высокой пожарной опасности.

Основной причиной частых лесных пожаров, которые практически невозможно остановить, являются природные особенности региона. Как бы парадоксально это ни звучало, без лесных пожаров у нас не было бы лесной растительности. С одной стороны, лес гибнет во время лесных пожаров, но, с другой стороны, это является толчком для обновления леса – появления нового поколения древесных пород. Наши основные лесные породы – сосна и лиственница – являются пирофитными, то есть растениями, которые не могут воспроизводить себя без периодического воздействия лесных пожаров. Неправильно говорить о том, что во время лесных пожаров гибнет весь лес. Зачастую лесные пожары носят низовой характер, древостой в большей части сохраняется, в основном прогорает лесной покров, лесная подстилка, состоящая из опавших листьев, веток, лишайникового покрова, пересушенных мхов и так далее.

Причиной в том числе является климат Якутии, характерная особенность которого — очень жаркое и засушливое лето. Ежегодно образуется большое количество опада – хвоя, ветки, шишки, сухостойные деревья и так далее. За короткое, жаркое, сухое лето они не перегнивают, не превращаются в подстилку, не уходят в почву, а остаются лежать на поверхности, готовые сгореть. Достаточно совсем небольшого огня для возникновения пожара – разряда молнии, непотушенного огня, неубранного мусора, например, в виде стеклянных бутылок, которые, преломляя солнечный свет как линза, могут стать источником возгорания. Основными причинами пожаров в Якутии в первую очередь являются сухие грозы, которые вызывают молнии без дождей.

При таких огромных территориях в республике очень сложно, практически невозможно организовать такую целенаправленную лесохозяйственную деятельность, которая бы позволила на 100% избегать пожаров. Если с обнаружением и тушением очагов огня хотя не так просто, но все же более и менее ясно —по большому счету нужны силы и средства для своевременного обнаружения и оперативного тушения пожаров, то с профилактикой и прогнозом гораздо сложнее. Так что в условиях засушливого климата с учетом огромных просторов республики, малочисленности и слабой технической оснащенности органов охраны лесов, практического отсутствия в связи с этим серьезных профилактических мероприятий лес горел, лес горит и, к сожалению, будет гореть.

— Насколько повреждения, связанные с шелкопрядом, могут иметь последствия для экологии Якутии? Какова текущая ситуация по шелкопряду?

— Так же как пожары, серьезной опасностью для лесов являются разные энтомовредители, среди которых выделяется сибирский шелкопряд (с научной точки зрения правильнее говорить «сибирский коконопряд»). Это опаснейший вредитель хвойных лесов Сибири и Дальнего Востока, массовое размножение которого неоднократно отмечалось и в среднетаежной зоне Якутии. Оно регистрируется с прошлого века в ряде приленских (Ленском, Олекминском, Хангаласском, Намском), во всех заречных улусах, а также Усть-Майском улусе. Во второй половине ХХ века сильные вспышки численности вредителя отмечались в окрестностях г. Покровска (1948-1954 гг.), а также в Намском (1969 г.), Амгинском, Горном и Усть-Майском (1970-1980 гг.) лесхозах.

Все мы помним вспышку 1999-2003 гг., которая явилась крупнейшим очагом поражения лесов из ранее отмеченных в России. В 2010 году в Центральной Якутии снова была зарегистрирована вспышка массового размножения вредителя и первое место по площади пораженных древостоев занимали очаги на территории Чурапчинского улуса. То есть для среднетаежной части Якутии сибирский шелкопряд является обычным видом, периодически вызывающим массовую вспышку, и рассеянно встречающимся в межвспышечный период практически по всей этой территории. Нам жить с этим вредителем и дальше, поэтому мы его должны хорошо знать, вести мониторинг численности, знать меры борьбы с этим опасным вредителем.

Вспышка массового размножения, выявленная в этом году в ряде районов Центральной Якутии, возникла не в текущем 20-м году, а как минимум в предыдущем. Масса гусениц успела этим летом окуклиться и превратиться в бабочек. Сейчас как раз заканчивается лёт бабочек, который расширит область заселения вредителя. Знать куда долетят взрослые бабочки и где отложат яйца – основная задача органов лесозащиты, чтобы спланировать истребительные мероприятия. Эти работы в лесу пока вести рано, т.к. препараты действуют на гусениц, активно питающихся хвоей, а не на имаго.

Надеемся, что механизм по борьбе с вредителем не даст сбой, и шелкопрядный очаг будет обезврежен. Большую опасность могут нести последующие процессы, связанные с расположением лесов Якутии на многолетней мерзлоте. Так нарушение температурного режима лесного покрова в «шелкопрядниках», произрастающих на территории распространения ледового комплекса, может привести в дальнейшем к более широкому развитию термокарста, а на склонах эрозионные процессы.

Помимо того «шелкопрядники» в высокой степени пожароопасны, они являются рассадниками стволовых вредителей — жуков (усачей, короедов, златок) и рогохвостов, которые, размножаясь в массе, нападают на окружающие здоровые деревья. Вследствие этого площадь погибших лесов может еще увеличиться. Таким образом, вспышки численности шелкопряда представляют угрозу для мерзлотных таежных ландшафтов Центральной Якутии.

Комментарии (0)

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением
ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ