banneryap
banneryap
КУРС ЦБ: $ 75,18 | 89,04

Есть чему удивляться и в наше время. Рассказ о подземном мире у нас под ногами надо начать с того, что, согласно официальным данным, в Якутии вообще не существует пещер.

Есть чему удивляться и в наше время. Рассказ о подземном мире у нас под ногами надо начать с того, что, согласно официальным данным, в Якутии вообще не существует пещер.

Те темные провалы в скалистых берегах, что мы видим на Ленских столбах или в районе Еланки – это всего лишь гроты, как правило, горизонтальные полости протяженностью не более 30 метров. Поэтому заблудиться там невозможно, а значит и особых тайн с ними не связано. А вот в Усть-Майской пещере, по бытующей легенде, отступающие белогвардейцы генерала Пепеляева что-то спрятали… Это всего лишь легенда, но зато какая -  от таких сведений у любого краеведа не может не затрепетать сердце.

Теперь по порядку. В связи с отсутствием доступных пещер у нас в республике спелеологов (специалистов по подземным полостям) практически не существует, поэтому воистину мировой бум, связанный с подземными путешествиями, якутянам мало понятен. А здесь есть чему удивляться даже в наше время.

В заголовке этой публикации не случайно использовано определение «космос».

fomenko 1068x712Около 15 лет назад мы вместе с телеведущим Николаем Фоменко на канале НТВ снимали программу «Телевидение специального назначения». Работа привела нас в подмосковные каменоломни в районе Домодедово. Каменоломни, в отличие от пещер – это искусственные  подземные разработки. В Подмосковье не одну сотню лет добывали известняк для строительства «белокаменной» Москвы. В результате образовались целые системы лабиринтов длиной… многие десятки километров, в которых, естественно, легко заблудиться. Это - «Сьяны», «Кисели», «Володары»… Каждые выходные такие подземные системы посещают более сотни любителей. А в Новый Год или на открытие сезона - до 2 тысяч человек.

Но помимо галерей для прогулок, там есть малодоступные или совсем не исследованные места, куда можно с трудом про-браться через полузатопленные галереи, где реально попасть под обвал, погибнуть под прорвавшейся лавиной грязи… Как правило, туннель размерами чуть больше габаритов человека, образован кладкой из «бутового» камня – отходов каменотёсного производства. Поэтому во многих местах этих практически бесконечных лабиринтов можно разобрать бутовую стенку, и ты попадёшь в полость, где людей не было более 300 лет…, с остатками быта добытчиков белого камня. Что может быть интереснее?

Здесь любопытно вспомнить, что маленькие лошадки «пони» когда-то, столетия назад, появились в России отнюдь не для того, чтобы фотографироваться с детьми.

Их привозили из Европы как раз для того, чтобы по узким подземным туннелям перетаскивать глыбы известняка. Таких пони требовалось много и пришлось организовать их постоянное воспроизводство в Подмосковье, - дело в том, что при работе в подземельях (а по сути постоянной жизни в темноте) бедняг хватало в среднем на год-два, после чего они слепли.

Задачей нашей съемочной группы было пройти вместе с проводником сразу через несколько систем по заброшенным сбойкам-ходам от реки Пахры в сторону Москвы.

Вход в подземный ярус был похож на обычный заброшенный колодец с замшелыми стенами. Пары нижних венцов в колодезном срубе не было. Там начиналась нора, похожая на звериную. Постепенно, через десяток метров, она расширилась.

Появилась возможность встать. И мы двинулись вслед за проводником среди узкого пространства между каменными кладками. Как только мы мало-мальски освоились, проводник предложил засечь время… и спрятать часы подальше от глаз.

Полузаваленный туннель, где всё время приходилось перелезать через громадные валуны, закончился, и мы влезли в длиннющий «шкуродёр», где приступ клаустрофобии может случиться далеко не со слабаком. Представьте, что вы преодолели около тридцати метров узкой извилистой норы, где местами приходится буквально «просачиваться», используя какие-то змеиные движения (поэтому в спелеокомбинезоне нет карманов).

Иногда сознание пробивается ощущением, которое грозит сорваться в панику: «По-моему я застрял!». Но развернуться и двигаться назад невозможно – слишком узко. Да и за тобой ползут ещё четверо. А что ждёт впереди, знает только проводник. Но и он не гарантирует, что за несколько месяцев, которые он тут не был, нору не завалило.

Как в этом случае возвращаться «ногами вперед» (пугающая двусмысленность), думать не хочется.

Еще через несколько метров Николай, ползущий за мной, попал под обвал. Более чем эмоциональный, он потеснил меня, каким-то чудом втиснувшись в узкую щель рядом со мной: – Назад пути нет. Те, кто далеко за нами, будут возвращаться.

Такая лаконичность в устах известного шоумена Фоменко говорила о многом.

Наши головы упирались в подошвы резиновых сапог нашего проводника, и нам оставалось только ждать.

Наконец, впереди обозначилось движение, и ещё через 15 метров мы выбрались в относительно широкий туннель… Взмыленные, молча легли кто где, и затихли, когда не хочется вспоминать, что с тобой уже произошло, и тем более, не хочется думать, что ещё может произойти.

Тишину нарушил проводник: – Сколько времени прошло?

По моим ощущениям, мы прорывались через эту страшную узость около получаса.

Колин голос почти согласился: – Минут сорок.

Проводник устало усмехнулся: – Часы достаньте.

Когда я посмотрел на циферблат, то на спине себя неприятно обнаружили «мурашки» - прошло четыре с половиной часа!

Последующая подземная ночевка красноречиво подтвердила – под землёй время ощущается человеком в какой-то другой реальности. Ты засыпаешь вечером (естественно в кромешной темноте), долго ворочаешься – кажется, что не можешь заснуть, наконец не выдерживаешь и включаешь фонарик… Оказывается, что уже 9 утра! Поэтому по аналогии с «космонавтикой» весь комплекс подземных аномалий вполне обоснованно называют «спелеонавтикой». 

Что же ждёт нас в Усть-Мае?

картаДолгая «искательская» жизнь научила меня верить в самый правдоподобный рассказ, только после того, как находишь действительного очевидца – он должен передать свои собственные впечатления, а не чей-то рассказ о месте, куда ты стремишься … Но и после долгой беседы с будущим проводником не всегда просто понять, было ли это на самом деле, или «очевидец» всё выдумал… и искренне поверил в свою фантазию! В случае, когда человек сформировал для себя подобную собственную «вторую» реальность, разоблачить выдумку очень сложно – практически невозможно!

О пещере мне рассказали еще несколько лет назад, но всё это время я не мог найти человека, который бы видел пещеру сам. С талантливыми (и не очень) фантазёрами пришлось встречаться не раз. Один из них по-актерски довольно убедительно рассказал, как вытаскивал из бокового хода пещеры промасленные трёхлинейные винтовки… И вот только накануне Ысыаха в Усть-Мае мой хороший знакомый Владимир Попов привел скромного немногословного человека – Сашу, охотника-промысловика.

EvenkaНельзя не уважать охотников эвенков – никакой рисовки, очень простой, точный и лаконичный рассказ.

Охотники-соболятники на своих угодьях не могут не заметить даже самую небольшую полость в земле – для того, чтобы спастись, соболь использует любую возможность. Укрывшись в пещерке, он выйдет оттуда только через несколько часов.

Саша незамысловато пожал плечами: – Я ближе пяти метров не подходил. Уже снег лежал. Среди камней щель уходит вниз.

Оттуда пар валит. – А щель широкая? – Да не очень. – Человек пролезет?

Саша снова пожал плечами: – Я бы не полез. – Почему? – Страшно.

Эвенки сторонятся парящих пещер.

Именно поэтому известная пещера в Хабаровском крае называется Абагы Дже – жилище дьявола. Но для спелеолога пар - это хороший знак. Он говорит о большой полости под землёй.

Володя осторожно добавил: – Основной вход в виде колодца находится с другой стороны склона. Туда камешек бросаешь, и он долго летит.

Информация обнадёживающая. Но не известно, как там надежно закрепить карабины для верёвок – спускаться в вертикальный ствол придётся исключительно с использованием альпинистской техники.

Щель проще и относительно безопаснее для спуска, хотя, неизвестно, что там дальше внизу. Это тот случай, когда без собственной разведки ничего не поймешь.

Чем интересны пещеры в вечной мерзлоте?

Совсем недалеко от границы с Якутией, на территории Хабаровского края на реке Оннё находится самая северная пещера Дальнего Востока. Она состоит из лабиринта общей протяженностью более 500 метров. Эта основная часть пещеры соединена с поверхностью 57-метровым вертикальным колодцем.

Пещера располагается в зоне вечной мерзлоты, поэтому зимой её входное отверстие затягивается снегом, и она не выдаёт своё местонахождение выходящим на поверхность паром.  Трудно представить, сколько за тысячелетия своего существования она, как невидимый капкан, похоронила животных. А ведь там внизу в состоянии консервации могут находиться уникальные экземпляры животного мира прошлого, в том числе прекрасно сохранившиеся представители доледниковой фауны!

Официально доказанный факт, что большая часть существующих подземных полостей мира до сих пор не открыта! То же касается и тех немногих пещер в вечной мерзлоте, которые известны – сезонно подтаивающие ледяные стены периодически открывают новые объемы, зачастую значительно превышающие известные.

И вы совершаете географическое открытие!

Еще один удивительный факт, касающийся северной части соседнего Хабаровского края.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Исторически Усть-Майский улус Республики Саха  и Аяно-Майский район Хабаровского края всегда представляли единое социально-культурное пространство. Поэтому и сегодня северная часть Хабаровского края больше тяготеет к Якутии.

Соответственно и туристические объекты здесь воспринимаются, как единый ресурс.

Настала очередь о туристической сенсации спелеологии  мирового уровня!

Это «призраки плато Мар-Кюэль» на реке Ардьаах-Селендэ.

Дело в том, что река Ардьаах в буквальном смысле упирается своим руслом в гору, и исчезает под землёй. Через 13 километров она снова появляется на поверхности земли теперь уже с названием Селендэ. Никто и никогда не пытался проникнуть внутрь этой удивительной подземной системы.

Мир спелеологии привлекателен в первую очередь духом на-стоящего первооткрывательства.

В толще земли ещё существуют «белые пятна» планеты. На поверхности Земли это уже практически невозможно. А вот среди вечной темноты, пробивая ледяную пробку внутри якутской пещеры, у вас есть все шансы встретить там то, что ещё никто в мире не видел!

Якутия – это уникальное место планеты!

Андрей И

И

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ

Добавить комментарий