banneryap
banneryap
КУРС ЦБ: $ 73,66 | 86,83

 Генеральный директор Агентства по привлечению инвестиций и поддержке экспорта РС(Я) Александр Кондрашин в разговоре с главным редактором «Ил Тумэн» Марией Христофоровой о путях развития инвестиционной политики, достигнутых результатах и особенностях развития экономики республики на новом сложном этапе.

 Генеральный директор Агентства по привлечению инвестиций и поддержке экспорта РС(Я) Александр Кондрашин в разговоре с главным редактором «Ил Тумэн» Марией Христофоровой о путях развития инвестиционной политики, достигнутых результатах и особенностях развития экономики республики на новом сложном этапе.

«Это оценка работы правительства по инвестпроектам»

 – Александр Игоревич, как стало известно совсем недавно, Якутия стала единственным дальневосточным регионом, вошедшим в топ-20 Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в субъектах РФ по итогам 2019 года. Хотя буквально год-полтора назад мы занимали 58 место в этом рейтинге, потом чуть приподнялись и это стало для нас большим достижением. Насколько известно, чтобы попасть в этот рейтинг, проводится большая работа, там очень много критериев.

– Во-первых, этот рейтинг имеет под собой сложноструктурированную, детализированную методологию, которая не может сдвинуться сильно из-за изменения какого-то одного показателя. В нее включены так называемые целевые модели. Этот рейтинг по сути оценка экспертами, опять же не нами, чиновниками, качества работы правительства Якутии по этим целевым моделям. А целевых моделей суммарно около сорока. То есть речь идет об оценке всей работы правительства Якутии по инвестиционным проектам. Министерство экономики здесь играет роль интегратора. Например, за нашим агентством прикреплено 4-5 моделей, по которым мы работаем, но есть множество других. Чем слаженнее проходит работа правительства, тем она эффективнее.

WhatsApp Image 2020 07 23 at 19.33.24

Самое главное, что изменилось в отношении к работе с инвесторами у нас в республике – произошел фундаментальный разворот за последние несколько лет. Например, в моем родном регионе, в Калужской области, такие изменения произошли в 2007-2008 году. Это была так называемая «битва за Фольксваген». Рядом с Москвой есть несколько регионов, каждый из которых мог получить в качестве резидента крупнейшее международное автомобильное предприятие. Как эти соревнования проходили среди органов власти регионов? Рассматривался очень обширный спектр вопросов: кто предложит наиболее понятные четкие правила игры, кто предложит самый ясный сценарий, самые понятные шаги по тому, как дать земельный участок, как обеспечить предприятие кадрами, как сделать подключение электричества, провести к нему дорогу, кто предложит максимальный уровень льгот в том числе.

– И чем предложение Калужской области оказалось интереснее других?

– По огромному списку параметров мы смогли победить в этой битве несколько других регионов. Уже не секрет -  участвовали Тула, Смоленская область, Московская область. Почему они проиграли? А потому что – во-первых, активнейшую роль играл губернатор и держал все вопросы на контроле, во-вторых, они поставили работу с инвесторами в приоритет. По умолчанию в региональном правительстве всегда может стоять установка - либо мы им что-то «навязываем» и говорим – дайте нам что-то взамен, то есть предъявляются какие-то условия. Бывает такая установка: давайте, мы просто не будем им мешать, мы им не будем ставить палки в колеса. Бывает и такое, что регион начинает активно помогать.

– Неужели другие регионы этого не делали? Насколько я понимаю, все они были в этом заинтересованы.

– Ваши слова всем бы руководителям регионов в уши. Потому что это не является истиной, к сожалению, для большинства регионов нашей страны.

Чем привлечь и как увлечь новых инвесторов

– Удивительно! Перенесемся обратно в Якутию. Мы показали отличную положительную динамику по созданию условий и теперь это должно привлечь инвесторов. Кто уже готов прийти к нам? Кто на низком старте?

– Если брать широко, то есть условно пять категорий регионов: те, кто контролирует свой регион, поскольку всегда есть свои предприятия, свой условно продуктовый магазин, свой строитель и т.д. Они поддерживают свои предприятия настолько, что никого не пускают в регион и нарочно ставят палки в колеса. Эти первые – те, кто активно мешает. Вторые – кто не ведет активных «боевых действий», но и для инвестора особенно ничего не делает – вам удачи и успехов, но все по общим основаниям. Третьи – то, что посередине - напишите нам письмо и может мы что-то для вас сделаем. Без какой-то ясной позиции встать на сторону инвестора и помогать. Без энтузиазма. Четвертые – которые действительно хотят, которые начинают работать над своим инвестклиматом, над тем, чтобы регион знали, над тем, чтобы в регионе было удобно работать и какое-то содействие оказывалось для инвесторов.

Пятые – это то, куда мы рвемся. Сейчас мы в «двадцатке» среди всех регионов и можем войти даже в «десятку». Потому что мы становимся тем регионом, который активно помогает инвесторам. Я бы даже сказал проактивно.

Мы не ждем от них каких-то писем, а активно помогаем. Содействуем тому, чтобы у них все получалось. В этот режим наше правительство вошло и результаты этого измеримы. Несмотря на то, что произошло это в столь непростое для экономики время. Не будет, к сожалению Восточного экономического форума, ведь важно встречаться с людьми, миллиарды по почте никто не отправляет.

– Вы говорили, что уже 40 человек были готовы приехать к нам, кто это были – наши потенциальные инвесторы?

– Якутия – регион больше с традиционной сырьевой экономикой. 54% ВРП составляет добыча полезных ископаемых, но это регион, который диверсифицируется и наша задача состоит в том, чтобы помочь справиться с этой задачей. К примеру, если у нас есть лес, то почему бы нам не заняться лесопереработкой, если есть газ, то газопереработкой, и в целом повышать уровень экономической сложности, повышать долю добавочной стоимости. Если совсем просто – мы можем собирать ягоды и делать джем и варенье, в том числе, продавать за рубеж.

Основные клиенты, с которыми мы работаем, относятся как раз к диверсификации экономики. А что касается работы с недрами, то специфика такая, что активные продажи здесь в целом не особенно ведутся, потому что вся информация, как правило, в свободном доступе есть. Сколько ископаемых, где лежит все и так знают. И очень часто они в наших услугах не нуждаются.

– Кто из инвесторов уже сейчас готов с нами работать?

– Ну, их, как минимум, будет два. В декабре прошлого года было подписано концессионное соглашение по строительству центра детского отдыха, и, например, на Восточном экономическом форуме мы подписали еще одно соглашение. К нам приезжал Алексей Маврин, это было весной 2019 года. И сейчас группа компаний «Опека» готовит концессионную инициативу в адрес Якутии по строительству центра активного долголетия. 250 коек будет в этом объекте в ведении министерства труда Якутии, 50 минздрава республики и это будет первый в России проект, который будет использовать комплексный тариф из ФОМС. Этого никто никогда не делал. Это будет новый стандарт по уходу за старшим поколением, и в целом по стране будет самый крупный частный объект в их сети. В Питере, Москве у них по 100 мест, у нас будет 300.

WhatsApp Image 2020 07 23 at 19.29.52 2

Рисковые инвестиции в этом году потерпели большой удар, само собой, но специфика моделей государственно-частного партнерства, в том числе концессий, состоит в том, что на них гораздо меньше влияет конъюнктура, тарифы как были, так и есть. То есть тариф, например, на то, чтобы отправлять детей отдыхать никуда не делся, тарифы на то, что людям нужно тепло – тоже. У нас поток сделок по таким проектам, наоборот, вырос. Некоторые пришлось заморозить из-за пандемии, некоторые живы. Есть проекты лесопереработки, газопереработки, активно сейчас ведутся переговоры. Думаю, в этом году сможем начать строить.

Мы участвуем в конкурсе агентства стратегических инициатив по экотуризму. Заполнили заявку, это будет новая экономика, появятся новые рабочие места. Кстати хорошая мысль, которая из нашего разговора может родиться – это Клуб инвесторов. Кстати, калужане в Москве через свое постпредство тоже работают в этом направлении. Может, есть смысл и нам такой клуб организовать.

– Что касается детского центра, на каком этапе этот лагерь перейдет в ведение республики?

– По концессиональному соглашению в 2039 году.

Хорошее образование – задел на всю жизнь

– Для нас образование детей всегда на первом месте, в деревне могут и последнюю корову забить, чтобы дать высшее образование. У нас хорошие условия созданы, есть федеральный вуз, есть хорошие среднеспециальные учебные учреждения. В такой связи у меня к вам вопрос: какую роль сыграли ваши родители?

– Очень обязан своим родителям. Особенно, конечно, активную роль играла мама с самых ранних лет. С пяти лет изучал иностранные языки, учился в школе с углубленным изучением английского языка. В 10 классе поступил во все вузы в нашей стране. В этом смысле у меня был такой задел, которого мне с точки зрения образования хватает на всю жизнь. Когда учился в МГУ, поехал на год в Китай, затем окончил в США магистратуру.

–А кем работал ваш отец?

– Отец работал на промышленном предприятии в Калуге. Кстати, когда пришел в область «Фольксваген», думали, теперь все наши предприятия закроются. Все оказалось наоборот, они все были задействованы для производства запчастей. И теперь в области отрицательное значение по безработице.

– Чем для вас стало предложение поработать в Якутии?

– Сначала для меня был настоящий шок. Потому что это первая моя управленческая должность. Уже в первые дни должен был выступить как раз на Восточном форуме перед Юрием Трутневым. Могу сказать, что профессионально я абсолютно счастливый человек. Всю жизнь шел именно к такой работе. В юности переводил для губернатора с китайского при переговорах с инвесторами. С тех пор прошло 10 лет, так что я испытываю большой пиетет к этой работе. Это большая честь для меня.

WhatsApp Image 2020 07 23 at 19.29.08

–А каким было ваше первое место работы?

– Со второго курса университета мы договорились с родителями, чтобы они мне денег не посылали. Так что я преподавал обществознание, китайский язык, занимался переводом, работал в газете «Коммерсант», в Ассоциации независимых директоров. А когда вернулся из США – в Агентстве Дальнего Востока.

– По своему образованию вы больше гуманитарий?

– Да, но моя магистратура в США была как раз в этом плане большой работой по восполнению пробелов в образовании. Я занимался разработкой и оценкой государственных программ в содействии в привлечении инвестиций. В бизнес-школе получил навыки финансового моделирования, которые мне сейчас помогают. Главное – умение структурировать сделки с частными партнерами, в том числе в рамках государственно-частного партнерства.

– К ГЧП у нас в республике достаточно осторожное отношение.

– Мы выработали такое соглашение, которое позволяет не обременять регион.

К примеру, согласованная стоимость Центра детского отдыха – 1 миллиард 473 рубля, 400 миллионов это капитальный грант, 360 миллионов –  грант Минвостока, 40 миллионов от Республики Саха (Якутия), а остальное средства инвестора. Это уникальная схема и сейчас многие регионы Дальнего Востока связываются с нами, пытаются сделать такие соглашения.

Мое кредо в жизни – максимальная открытость. Верю, что хорошо работать можно только в команде.

Могу сказать, что профессионально я абсолютно счастливый человек. Всю жизнь шел именно к такой работе.

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ

Добавить комментарий